Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!

“Арамо, самое плохое в жизни — быть воинствующим середнячком!”

Posted on Մրտ 27, 2019 in Uncategorized

В Национальной картинной галерее открылась выставка, посвященная 100-летию народного художника Армении, лауреата государственных премий и наград Эдуарда Исабекяна. Был также представлен каталог работ художника на армянском и английском языках. О выставке, прошедших и предстоящих мероприятиях в рамках празднования юбилея, а также многом другом беседуем с сыном художника, ректором Государственной академии художеств Арамом ИСАБЕКЯНОМ.
— На самом деле юбилейные мероприятия стартовали еще весной: были выпущены серебряная памятная монета и марка, посвященные 100-летию отца. Также Минкульт выпустил каталог работ, а в день открытия выставки было презентовано и второе издание его книги “Игдир”, за что огромное спасибо Армену Амиряну.
В нынешней экспозиции представлены работы из семейного архива, запасников Нацгалереи и также частных коллекций. На следующий день, после литургии в Пантеоне, празднование перенеслось в культурный центр “Ай-Арт”, где находится постоянная выставка работ Эдуарда Исабекяна. Надо сказать, идея открытия этого выставочного зала возникла еще в 2004 году, и вот год назад была наконец-таки реализована. Семья с радостью подарила городу 28 картин Эдуарда Исабекяна, руководствуясь тем, что они являются нашим национальным достоянием. На холстах запечатлены знаменательные для армянского народа события. Эти работы смогут научить молодое поколение художников тому, что выражение высоких идей требует мастерского владения техникой рисования. К сожалению, молодежь не очень хорошо знакома с произведениями старшего поколения, и мы по мере возможностей обязаны делать все от нас зависящее, чтобы этот пробел был устранен. Надеюсь, в ближайшее время будет решен и вопрос Музея Эдуарда Исабекяна, что даст возможность желающим ознакомиться со всем его творческим наследием.
Также хотелось бы отметить замечательный фильм, представленный ОАТ — просто нет слов, очень качественная и профессиональная работа. Браво, друзья!
Ну и, наконец, завершится празднование юбилея в декабре концертом с участием Государственного молодежного оркестра Армении под управлением Сергея Смбатяна.
— Этот год вдвойне юбилейный: вы продолжатель творческой династии, известный армянский художник, вот уже 20 лет возглавляете Государственную академию художеств Армении. Хотя, как вы сами признались в одном из интервью, отец был против вашего ректорства, не так ли?..
— Абсолютно точно — он меня жалел, не хотел, чтоб я увяз в административной рутине и это каким-либо образом отразилось на моем творчестве.
…Отец был моим преподавателем на последнем курсе. Мы с ним всегда спорили и зачастую по-разному смотрели на вещи. В том числе и на предмет моего назначения. В творческом плане тоже были трения… И, думаю, это хорошо — иначе многие бы полагали, что отец мне помогает. Можно сказать, я намеренно выбрал такое самовыражение в искусстве.
— Продумали эдакий демарш?
— Не продумал, скорее, все само так вышло. Хотя я очень люблю его искусство, знаю, что это был великий человек, великий мыслитель, маниакально преданный своей родине. Я мало видел людей, которые были бы так преданы своей родине во ВСЕХ отношениях, и так же чувствовали боль ближнего, как мой отец…
…Сегодня я заслуженный деятель искусств, профессор академии… Но по большому счету самое драгоценное звание — это сын Эдуарда Исабекяна. И не только — это огромная ответственность: как перед памятью родителя, так и перед своей страной. Не хотелось бы называть имен, но сегодня некоторые потомки наших мастеров абсолютно не заинтересованы в представлении творческого наследия своих родителей, все пущено на самотек, работы разбросаны в каком-то хаотическом порядке. Я же занимался творчеством отца и буду это делать по мере своих возможностей.
— Вы как-то сказали, что ваш творческий путь можно разделить на три этапа: первый — студенчество и работа на выставке: второй — землетрясение, война, тьма, холод, голод… (все это отразилось в вашем творчестве, тогда же сожгли вашу мастерскую, многие картины были уничтожены). И третий период — наше, казалось бы, более спокойное, но, увы, менее духовное время. А какое время вы сами считаете наиболее благоприятным для творчества?
— Могу сказать точно, что самое неблагоприятное — это переходный период. К сожалению, в Армении он несколько затянулся.
Благоприятным же фактором для творчества, конечно, является стабильность, даже… если у руля стоит деспот и тиран. Цезарь, Медичи, Сталин, Гитлер — сложно назвать периоды их властвования застойными для искусства, скорее — наоборот. Люди творили, не вмешиваясь в политику, понимая всю неуместность такого вмешательства. Прокофьев говорил, что его музыка вне времени и пространства. Хотя нам известно, как он жил и как это в результате отразилось на его творчестве…
У разных художников по-разному отражается эта, скажем так, тревожность. Например, в картинах Сарьяна, созданных во время Великой Отечественной войны, она, казалось бы, не проглядывается. Разве что, рисуя натюрморты, он говорил, что посвящает их воинам. Но все равно где-то нет-нет да и проглядывается этот самый нерв. Взять хотя бы его тройной автопортрет!
— Сегодняшнюю нестабильность некоторые именуют кризисом, пытаясь объяснить именно этим причины регресса в искусстве. Что же получается, тогда не было хлеба — было зрелище, сегодня хлеб появился — зрелище исчезло?
— И да, и нет. С точки зрения любителей рабиса — и отнюдь не только в музыке, но в искусстве в целом — все нормально, всего достаточно. Каждый день открываются разные выставки, есть какие-то художники, которых я не знаю, но зато у них, оказывается, было более сорока персональных выставок…
Для сравнения: мой отец, Эдуард Исабекян, за всю свою жизнь сделал всего пять или шесть персональных выставок. Да и Сарьян, и другие как-то не шибко “преуспели” в персональных выставках…
Тут главное понять, что и для чего делается: на сегодня?.. на завтра? Время покажет. Слава Богу, что мы пережили блокадное “вчера” и в материальном аспекте ситуация, бесспорно, изменилась к лучшему.
— И все же в чем, на ваш взгляд, заключается формула успеха творческого человека?
— Об этом я часами говорил с Жансемом. И однажды он высказал очень интересную мысль: “Знаешь, мне повезло. Я нашел ценителя своего искусства в тот момент, когда это было нужно. Если бы этого не случилось, никто не знает, что было бы со мной сегодня. Он стал покупать мои работы, и это вдохновило меня на создание новых”.
— Какое место вы отводите пиару и рекламе в мире искусства? Умеем ли мы представлять свои картины за рубежом, на выставках — эта культура у нас развита?
— Это самое больное место… Работы представляются в каких-то трафаретных условиях, все очень примитивно и абсолютно не настраивает на желание общаться с искусством. Покупаются дорогие рамки, устраиваются помпезные презентации-выставки, а на деле цель, которой должны служить подобные мероприятия, так и остается “безымянной высотой”.
На Западе существует рынок искусства. У нас таковой не сформирован… пока. Многие скажут: нет и не надо нам. Нет, надо, надо! Люди должны понимать, почему картины, к примеру, Эдуарда Исабекяна стоят дороже, чем работы других художников. Сегодня как в искусстве, так и в культуре в целом напрочь утеряно мерило, отсутствует система ценностей. Все это служит прекрасным подспорьем для процветания середнячков — самого страшного, на мой взгляд, подвида псевдотворца. Бездарь не так страшна, как этот “товарищ”. Именно середнячки являются “крестными” всех регрессов!
Не могу не вспомнить слова моего отца: “Арамо, самое плохое в жизни — это быть воинствующим середнячком”. И именно с этим явлением я продолжаю бороться уже 20 лет на посту ректора академии. Ведь если что-то менять, то начинать надо с младых ногтей, с образования, обучения азам…
Отрадно отметить, что немалый потенциал я вижу в молодых художниках — студентах нашей академии. Я очень рад за них. Самое главное — у нас царствует свобода творчества. Мы не навязываем никому академизм. Но другое дело, что азы искусства надо освоить. Студент пришел учиться, и говорить ему — будь свободен, рисуй, что хочешь и вообще забудь про натуру — ерунда несусветная. Надо учить грамотности и, самое главное, выявить в студенте его индивидуальность! Этим мы и занимаемся: отдавая дань уважения прошлому, с уверенностью смотрим в будущее… Иначе невозможно.

Рубен Пашинян

http://nv.am/aramo-samoe-plohoe-v-zhizni-byt-voinstvuyushhim-serednyachkom/

Leave a Reply

Ձեր էլ-փոստի հասցեն չի հրապարակվելու։ Պարտադիր դաշտերը նշված են *-ով