Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!

Бежать или позволить сломать себе ногу и прохромать остаток жизни?

Posted on Սպտ 25, 2015 in Uncategorized

Рассказывает народный художник Армении, профессор Эдуард Исабекян.

— Встречался я несколько лет назад в Лос-Анджелесе с разными художниками, молодыми и старыми. Я уже плохо вижу, сами подходили ко мне, многие из них – мои бывшие студенты. Некоторые имена я позабыл, расскажу о тех, кого помню. Ну, прежде всего это Арам Давтян, живописец, который там получает пенсию и бездельничает. Не может заполнить время, поскольку писать не для кого и незачем. В Гленделе устали покупать картины армянских художников, пресытились ими. А приехать обратно тоже сложно — каждый из них содержит в Армении 2-3 семьи родных и друзей.

Живописец Овик Кочинян учился у меня. В Лосе устроился неплохо, у него хорошая мастерская, готовит рамки, паспарту, орудия художественного производства, они, эти орудия, ведь порой умнее человека. “Неприязнь человека ничто по сравнению с неприязнью вещей” /Буало-Нарсежак/.

Многие из наших художников, в том числе и сын мой,  Мгер Исабекян, уехавший более десяти лет назад, зарабатывают себе на жизнь в ювелирных мастерских. Сделал Мгер и несколько удачных живописных работ – полуабстрактных, полуфигуративных. У него всегда был крепкий рисунок и хороший вкус, но продал лишь одну из них. Повторяю, нет спроса. Сейчас у него маленький офис, занимается ювелирным делом, но мечтает вернуться, как только это станет возможным.

Сам я не встречался с Юросом, но видел несколько его работ – пошло-эротичных, сделанных как-бы с фотографий, запечатлевших некоторые кинокадры. Уехал он отсюда архитектором, там стал художником, женился на американке, с армянами не общается, душу и работы свои отдал во власть какой-то фирмы, которая и распоряжается им.

Вот кто действительно пришёлся к месту,  так это Володя Атанян. У него художественная студия для 30-40 армянских детей, которые учатся у него не только азам искусства, но и родному языку. Была организована прекрасная выставка работ этих детей. Я же для них прочёл лекцию о композиции. У Атаняна нет апартаментов, как у Юроса, нет даже собственного дома, но хотя бы занимается любимым делом.

Встречался там и со скульпторами Ервандом Годжабашяном и Алис Меликян, которые уехали давно, лет 15-20 назад. Живут неважно, исхудали, делают не то, что могли бы; если какой-нибудь богач закажет им скульптуру вместе с дизайном дома – то уже хорошо. А вообще нет заказов. Даже для таких, как Сурен Назарян, скульптора, считавшегся у нас почти классиком. Разжирел бедняга, от безделья. Живёт он фактически на заработки жены, живописца Лауры Аветисян, которая оказалась проворнее него. Советую им:”Создайте свой Союз художников”. “Трудно, — отвечают. – Все живут в разных городах…”

Художники устраивают выставки, а работы почти не продаются. Но надо время от времени напоминать о себе, быть на счету. Продожает писать на армянские темы Рафик Атоян, который с семьёй поселился во Фресно. Организовал свою выставку, продал лишь пару работ. Мне кажется, он там не останется, вернётся.

Я считаю судьбу этих художников трагической, у них не может быть программного искусства. Если они останутся там, то мы вынуждены будем списать их с баланса. Если сами они и останутся армянами, то их искусство с Арменией не будет уже иметь ничего общего. И хоть у всех есть машины, и никто не голодает, я их искренно жалею…

…Резюмируем рассказанное двумя нашими видными художниками.84-летний живописец Эдуард Исабекян, теряющий зрение, вынужденный ежедневно пешком взбираться на последний шестой этаж в свою квартиру-мастерскую, жалеет эмигрантов за никчемность их бытия, ибо его жизнь более заполненна, осмысленна и оправданна…

Leave a Reply

Ձեր էլ-փոստի հասցեն չի հրապարակվելու։ Պարտադիր դաշտերը նշված են *-ով