Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!

Каталог выставки -Эдвард Исабекян (Предисл. И.Курценс)

Posted on Սպտ 25, 2015 in Uncategorized

Значение творчества Эдуарда Амаяковича Исабекяна для армянского советского искусства определяется яркой индивидуальностью художника и его вкладом в разработку национальной исторической  тематики.

Эд.Исабекян родился в 1914 году в городе Игдыре /ныне территория Турции/. В 1918 году семья Исабекяна обосновалась в Ереване. После окончания Ереванского художественно-промышленного техникума Эдуард работал художником в республиканских газетах, а в 1934 году поступил в Академию художеств Грузии в Тбилиси.

В годы учёбы в Академии Исабекян увлёкся французскими романтиками, особенно Жерико и Делакруа. Накал чувств, форма их выражения у романтиков оказались близки темпераменту, бунтарскому духу молодого художника, а внимание к свету и цвету, возможности эмоционально-психологического воздействия которых расширили романтики, имело большое значение в сложении изобразительного языка мастера. Другим источником вдохновения для Исабекяна было искусство замечательного армянского художника Александра Бажбеук-Меликян. Живопись этого мастера произвела на студента такое сильное впечатление, что он после двух лет учёбы на графическом факультете перешёл на живописный. Но уже в студенческие годы Исабекян отличался от вдохновлявшего его любимого художника масштабностью восприятия жизни, породившей тематическое и жанровое разнообразие его искусства.

Надо отметить, что потребность в творчестве проявилась у Исабекяна рано. Ещё подростком он своими руками лепил из глины дома, животных, проводил самодельные речки, возводил над ними мосты и чувствовал себя главным архитектором созданного им мира. Даже учась в Художественном техникуме, он долго ещё играл подобным образом.

Дух творчества, присущий художнику близок стремлению к мирному созиданию, которым было отмечено и детство любимого им героя армянского эпоса Давида, с его наивностью, добротой, честностью, искренностью. Есть у Исабекяна небольшая картина “Сасун”, насквозь пронизанная созидательным духом. На первом плане изображены два сильных чернобородых мастера/мифологические Санасар и Багдасар/, а рядом старец указывает двумя руками на построенный ими город, раскинувшийся внизу и сияющий весёлым разноцветием. Таким же радостным настроением проникнуты посвящённые труду полотна “Татевские табакаводы”, “Стирка на берегу реки. Бжни”.

Художник-реалист, склонный к объективированному восприятию природы и человека, Исабекян верен одному из основных принципов создания картины – принципу развёрнутого сюжета; при этом ему дорога весомая пластика изобразительных форм, аналоги которых он находит в искусстве художников эпохи Возрождения, барокко, реалистов 17-го века, французских романтиков.

Уже в начале творческого пути художник мечтал о воплощении в произведениях лучших качеств своего народа, поэтому обратился к армянской истории, мифологии, художественной литературе. Это обращение было характерно для армянской культуры и в прошлом: необходимость бороться за сохранение своей государственности, отстаивать национальные интересы издавна вела искусство к разработке исторической проблематики. Актуальные произведения на темы истории были в армянском изобразительном искусстве и прежде, в частности у основоположника армянской исторической живописи Вардгеса Суренянца, однако в этих полотнах образы исторических деятелей трактовались в камерном плане, за ними не ощущалось никаких сил, кроме их личной самоотверженности и героизма. В конце 19-го – начале 20-го века задача изображения народа как героя и движущей силы истории в армянской живописи ещё не ставилась. В этом отношении художественная литература опережала изобразительное искусство и влияла на него.

Армянская историческая живопись на первых этапах своего становления стремится к созданию положительных образов, имеющих значение, примера, образца для подражания. Здесь истоки романтического пафоса, пронизывающего многие исабекяновские картины. Исторические деятели в полотнах художника – борцы за интересы нации, они справедливы, образованны, бесстрашны, красивы и умирают непобеждёнными. Такова маленького размера картина “Гибель Артавазда”/1966/. В ней художник не просто удачно компонует всадника и лошадь в формате холста, он находит выразительный контраст несущегося коня и фигуры, которая уде не движется вместе с ним, а как бы повисла, застыла на мгновение. Время остановилось: совершается трагедия – гибель Артавазда. Однако колорит картины выдержан в лёгких жемчужно-голубых тонах. Прекрасен облик юнши. Его голова, вскинутые руки со щитом и луком, плащ на фоне голубого неба изображены вознесшимися выше кромки горной гряды. Фигура Артавазда, как бы зависшая перед падением, ещё царит над пространством. Это некий образный символ превосходства: Артавазд гибнет, но не побеждён. И ещё шире – уже в контексте других исабекяновских работ /”Битва при Аварайре”, “Артавазд и Клеопатра”, “Давид Бек”, “Восстание ахпатских крестьян в 1903 году”/ — картина звучит утверждением бессмертия духа армянского народа. В этом гордый пафос Исабекяна-художника в трактовке исторического прошлого.

Если “Гибель Артавазда” – произведение с одним героем, то такие картины, как  “Аварайрская битва” и “Ответ Азкерту”, воплощают тему всенародного сопротивления в первом случае в форме батальной, а во втором – “соборной” композиции. “Ответ Азкерту”/1966/ — первое полотно в армянской исторической живописи, размер которого продиктован стремлением писать так, чтобы значительность воплощенных идей передавалась и масштабом изображения. Сегодня мы воспринимаем это полотно как само собой разумеющееся, а между тем его автор решал в нём такие идейно- художественные задачи, которые до него никто не ставил.

В основе сюжета лежит подлинное событие, известное из замечательного исторического и одновременно поэтического творения Егише “Сказание о Вардане и войне армянской”/5-й век/. Персидский царь Азкерт/Езигерд/ “стремился уничтожить религию, монастыри, их поместья, чтобы принудить армян принять огнепоклонство, ассимилировать их, вытравить саму идею сопротивления, а после этого уничтожить духовенство, нахарарство/князей/, истребить и самый народ армянский”, — писал Д.Демирчян, автор романа “Вардананк”. В картине “Ответ Азкерту” полководец Вардан Мамиконян слушает гневный глас народа, готового защищать себя или умереть. Новизна этого полотна для армянской исторической            живописи состоит в том, что главным героем произведения является народ.

Идею народности Исабекян развивает во многих других работах, среди которых нельзя не упомянуть графические иллюстрации к историческим романам “Мхитар Спарапет” С.Ханзадяна и “Вардананк” Д.Демирчяна. “Вардананк” художник иллюстрировал неоднократно в разные годы. Тема призыва к народу, напоминающая о картине “Ответ Азкерту”, отражена в листе “Гевонд ерец/иерей/”. По знаку католикоса Гевонд обращается к армянскому воинству, ко всему народу. Надо отметить, что лист 1964 года существенно отличается от станкового рисунка 1945 года на тот же сюжет. В более позднем листе оратор композиционно и масштабно выделен, он возвышается над слушающей толпой – этим художник подчёркивает остроту призыва. Фигура Гевонда несколько уплощена, но при этом очень рельефны мощные кулаки его гневно воздетых рук. Ступня босой ноги иерея подобна лапе орла, вцепившегося в скалу, его всклокоченные волосы, так же как и облака над толпой, динамично переданы быстро нанесёнными штрихами. Движением рук Гевонд напоминает звонаря, и, кажется, словно незримый набат звучит над страной. Эта ассоциация неслучайна: у Исабекяна есть картина “Вечно в тревоге”, центральная фигура которой – ударяющий в колокол юноша. Исторические события романа “Вардананк” относятся к 5-му веку, события романа “Мхитар Спарапет” – к первой четверти 18-го, но для иллюстраций Исабекяна к обоим романам характерно стремление воплотить образы не только конкретных исторических героев, но и типичных представителей народа с их патриотизмом, духовной и нравственной силой.

Ещё одним литературным источником творчества художника является армянский эпос “Давид Сасунский”. Образ Давида рождён народной мечтой, стремлением к идеалу. К нему обращались в своих работах А.Коджоян и Е.Кочар, но у Исабекяна свой Давид. В его картине “Юный Давид” прекрасное тело юноши олицетворяет духовную чистоту и силу.  Давид Исабекяна – герой, но образ его романтичен, таких армянских юношей можно встретить и сегодня. Пейзаж в картине  “Юный Давид” отличается пространственным размахом, панорамной широтой.  Мастер внимателен здесь к пленэрным задачам, удивительно сочетая их решение с подробным воспроизведением особенностей реальной структуры горного ландшафта.

На протяжении последнего десятилетия Исабекян создал серию работ под названием “Беспокойные кони”. Она назревала ещё со студенческих времён, когда художник знакомился с трудом историка Егише и работал над станковыми графическими листами, в которых большое значение придавалось изображению коней/”Арцви” и “Женский полк, сражающийся против персов при Аварайре”/. Серия “Беспокойные кони” содержит в себе нечто глубоко личное, она – что-то вроде исповеди в живописи. Образы коней можно воспринимать как изобразительную метафору мятущегося духа самого художника. В этом смысле серия родственна автопортретам Исабекяна, в которых он не скрывает своего противоречивого, порой мучительного поиска, надежд и сомнений.

В некоторых работах серии, например “У водопада”/1983/, большую роль в раскрытии содержания играет пейзаж с его типично романтическими изобразительными мотивами. Художник как бы извлекает предметные формы из одной и той же многоцветной красочной массы, которая и самому пространству сообщает пластическую осязательность. Он придаёт красочному слою светоносность, всегда ведущую свою ”партию” в общем живописном строе произведения и усиливающую динамичность фактуры, образованной пастозными, очень разнообразными по конфигурации мазками. Для живописи Исабекяна характерен низкий цветовой регистр – она тёмная и одновременно мерцающая /за исключением натурных работ/ неплэнерным светом.

В последние годы художник не пишет панорамных полотен, обращаясь в своих пейзажах к небольшим камерным уголкам природы. Эти мотивы в определённой мере связаны с любимыми в творчестве Исабекяна изображениями купальщиц. Но и этим, в некотором роде лирическим работам художника присуща некоторая эпичность, героический оттенок. Идеалом для Исабекяна является женщина, прекрасная своей силой и здоровьем, почти мифологически могучая/”Помона”,”Навзикая”,”Сумерки”,”Севан.Аллегория”, рисунок “Цовинар с Санасаром и Багдасаром”/. В ряде других работ мотивы купальщиц, отдыхающих женщин или натурщиц в мастерской связаны с живописной стихией, создающей особую романтическую атмосферу загадочности, недосказанности, атмосферу художественного творчества.

Но есть у Исабекяна и иные по настроению картины, в которых он отдаёт должное памяти тех, кто погиб в Великую Отечественную войну /”Таня/Зоя/”,”Не вернулись.1945 год”/, или выражает горечь личной утраты/”Уходящая”,серия графических портретов Арпеник Налбандян/.

Довольно большую часть творческого наследия Исабекяна составляют портреты. Их отличает реалистическая трактовка образов. Отражением формирования личности художника в годы учёбы является “Автопортрет” 1939 года. В облике юноши подчёркнуты мощная шея с гордо посаженной  красивой головой, твёрдый, уверенный взгляд человека, ощущающего свои силы. В камерном, небольшом по размеру “Автпортрете” не только запечатлён образ молодого армянского художника, но и воплощён национальный идеал.

“Портрет матери”/1944/ Исабекяна полон тепла, он написан просто, с  сыновней любовью и чувством неоплатного долга перед материнским терпением, заботами, неустанным трудом. Жанровым, повествовательным характером отличается портрет отца художника, называющийся “Утро старика”.

К обобщённости, типизации образов художник тяготеет в портретах “Тер Мовсеса” и “Тер Аветиса”. Они полны духовной силы, мудрости. Портрет “Старика из Мартуни” – очень правдивый образ  крестьянина. Любимый Исабекяном писатель Аксель Бакунц представлен на фоне горного пейзажа Гориса – родины Бакунца. В ретроспективном портрете Хачатура Абовяна также звучит тема родины, а в таких портретных работах, как “Новогодние свечи.Мои внуки”, ”Ну, неси меня,конь мой!”, звучит тема смены поколений, устремлённости в новую жизнь. Графические работы художника можно разделить на две группы. Для одной характерно живописное понимание рисунка. Используя контрастные тональные сопоставления, он добивается единства пространственной предметной пластической структуры.

В другой группе графических работ, в таких листах, как “Эребунцы” и “Цовинар с Санасаром и Багдасаром”, да и во многих набросках, имеющих самостоятельное значение и одновременно являющихся подготовительным материалом для последующей разработки, главным формообразующим элементом является линия.

Невозможно в пределах данной статьи сказать о всех замыслах Эдуарда Амаяковича Исабекяна, он всегда полон ими, он ощущает себя тружеником, таким же, как и его герои. Сопричастность художественного творчества труду обыкновенных людей – основа его искусства. Художник считает непреходящими чувства патриотизма, любви и ненависти, родительские чувства, стремление к счастью. А формы выражения всего этого неисчерпаемы, как сама жизнь.

Leave a Reply

Ձեր էլ-փոստի հասցեն չի հրապարակվելու։ Պարտադիր դաշտերը նշված են *-ով