Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!

Каталог выставки – Эдуард Исабекян (пред. – С. Ханзадяна)

Posted on Սպտ 25, 2015 in Uncategorized

В конце сорок пятого я вернулся с войны, разыскал своего друга, поэта Рачия Ованесяна. В одну из наших встреч он познакомил меня с Эдуардом Исабекяном. Первое знакомство положило начало нашей долгой и искренней дружбе…

Ныне Эдуарду, который на год старше меня, исполнилось семьдесят лет. Годы подвижнического труда стоят за этой работой…

Я увидел его работы военных лет и узнал героев этих картин: то были люди войны. Во фронтовых сюжетах или в тылу – это всегда люди мужественные, добрые, непреклонные. Его Таня (так называется картина, воссоздающая образ Зои Космодемьянской) меня покорила: одна перед виселицей, в окружении сброда фашистских убийц, она стоит величественная, святая в своей неприступности, гордая своим нравственным превосходством, готовая шагнуть в бессмертие…

Смотря на изображенную Исабекяном Таню, я вспомнил о судьбе молодой крестьянки из села Цхна, искусной вышивальщицы, кудесницы Сирануйш, которую турецкие варвары казнили в 1918 году, повесив на кресте церкви Святого Степаноса.

Прошли годы и нечто подобное я испытал, увидев «Навсикею» Исабекяна: я был покорён, заворожён этим образом, в ней я готов был признать нашу языческую богиню Анаит, которая при своей легендарной красоте, готова была, к тому же, родить одиннадцать детей-мальчиков.

В «Навсикее» я увидел воскресших и несущих великую женскую миссию Таню и Сирануйш. Художник утверждает жизнь – фашистская виселица и турецкий ятаган оказались бессильны перед нею. Жизнь торжествует, она была и будет, сохраняя свою чудотворную силу, что и составляет суть искусства Э.Исабекяна.

Его воины – герои ли «Вардананка» или «Мхитара Спарапета», солдаты, защивщавшие Ростов, или бойцы Таманской дивизии – исполнены высокого смысла творения: они жизненны, живы. Образы Исабекяна наделены такою силой духа, что впору сейчас сказать – все они вышли из «Юного Давида».

Картина «Ответ Ездигерду», замысел которой сложился у автора, если я не ошибаюсь, в годы войны, является ответом художника немецкому фашизму,  ответом каннибалам-туркам османской империи. Да, именно такой ответ был дан новейшим вандалам на поле Аварайрского сражения, в Сардарапате, в Берлине. Искусство является таковым, когда преодолевая временные и пространственные границы, связывает давно прошедшие времена с настоящим, сегодняшнее с будущим. Искусство — это самый надёжный духовный мост, связывающий разные исторические периоды.

Если взглянуть на портреты «Саят-Новы» и «Исаакяна» Исабекяна, то можно удостовериться в зримости этого моста: поэтический гений одного получил развитие в другом.

Сорок лет мы шагаем вместе. Нас объединяют чувства, идеи, дух: Амо Сагиян, Рачия Ованесян, Паруйр Севак, Ваагн Давтян, Абиг Авакян, Сурен Агабабян, Грант Тамразян, Акоп Салахян – люди схожего сплава, как и Исабекян влюблённые в мир родной Армении.

С 61-го года мы неоднократно были в Хндзореске. Как-то я на целых три месяца оставил Исабекяна в доме моего родственника Але-апера из рода Брданунц и его библейской жены Пайцар-Ага. К Хндзореску Исабекян отнесся с сыновней почтительностью. И Хндзореск ответил ему взаимностью. Итог? Был: превосходно выполненная им картина «Хндзореск»: это старый Хндзореск, который спустя несколько лет перестал существовать. Выполненная в прекрасных цветовых сочетаниях работа эта является летописью края, её историей тянушейся из глубины каменного века, языческих времён, Араратского царства до Мхитара Спарапета и молодого пастуха Мелика Туняна – героя Социалистического труда.

Исабекян – человек, Исабекян – творец, человек свободной натуры, самобытного, подчас бунтарского характера.

В 50-х годах я сдружился с большим грузинским писателем Константинэ Гамсахурдиа. Как-то батоно Константинэ сказал мне:

— Меня многие рисовали, но только в картине Исабекяна моё «я» является моим духовным порывом.

Блистательная троица – Д.Демирчян, К.Гамсахурдиа и Э.Исабекян воспринимались как нечто единое. Год назад, когда Грузия праздновала девяностолетний юбилей своего великого сына, я, присутствуя на этих торжествах, подарил Грузии три эскиза Исабекяна к портрету Гамсахурдиа, переданные мне Эдуардом. Надо было видеть с какой радостью и воодушевлением наши братья по вере и крови восприняли этот дар! Это было отсветом нашей дружбы и братства.

Лет тридцать назад мы с Эдуардом гостили у пограничников. Мы стояли на берегу Аракса и на той стороне виднелся город Игдыр – родина Исабекяна. Я спросил, помнит ли он свой дом.

— Как сегодняшний день. Шесть лет было мне, когда мы покинули Игдыр.

В результате этой поездки Эдуард написал картину раскрывающую тему генрцида – «1915 г. Без родного очага». Тогда и я написал свой рассказ «Дом» и другие произведения.

Кто не восхищался картиной Исабекяна «Абовян на вершине Арарата»? Это не просто констатация факта из биографии великого писателя. Абовян уверенно стоит на вершине древнего Масиса. И мысль его ясна: «Это моё».

Сила Исабекяна-художника особо сказывается в постижении темы Человек и Природа. В его осмыслении эта тема раскрывается так: человек – это природа, природа – это человек. К примеру, портрет Дереника Демирчяна на фоне могучих скал Ерасхадзора.

Д.Демирчян между двух грозных скал, природа и человек тут дополняют друг друга – в этом единении оплот нации, их несокрушимая мощь. Этой же идеей проникнута и картина «Юный Давид».

Возможно никто из нас с такой глубиной не понял и не проникся творчеством Акселя Бакунца, как Эдуард Исабекян. Бакунц – это его кумир.

— Через Бакунца, — сказал как-то он, я проникся духом армянского народа.

И великого Бакунца он изобразил на фоне прекрасной природы четырёхтысячелетнего Хндзореска.

Истоки искусства Исабекяна в благословенной земле Араратской долины, в философии Бжни, в могучей поэзии Ширака, в национальном эпосе. Исабекян сближает нас с нашим прошлым, делая минувшее достоянием современности. Мы вместе работали над иллюстрациями к «Мхитару Спарапету». Какое могучее дарование я увидел в нём, какое восприятие литературного образа!

Это был просветлённый взгляд человека ясной души. Добавлю, это был взгляд его божественной матери-совести Игдыра, насильно выселенной из родного города. Мне посчастливилось долгие годы знать ее – Мец Майрик, видеть ее страдания, тоску по колыбели своей.

Я люблю Эдуарда, меня покоряет ясность его бунтарского, но правдивого сердца, его самобытный мир, не похожий ни на чей другой, только его.

Творчество Исабекяна принадлежит армянскому народу, армянину, сражавшемуся на Аварайре, строящему новую жизнь в Бжни, армянину, вступившему в Ереван вместе с 11-ой Красной Армией, в исторический день, с которого началась история возрождения нашей земли – период подлинного спасения армян.

Я знаю, что во многих городах нашей великой страны демонстрируются картины Исабекяна. Они повествуют нашим братьям о легендарном жизненном пути нашего народа, о его сегодняшнем дне, о его радостях и боли, о его жизни и мудрости.

Я люблю, как Исабекян рисует коней и порою кажется, что вот он сам взнуздал прославленного Куркик Джалали и мчится к новым горизонтам своего искусства.

 

Серо Ханзадян

Герой Социалистического труда.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рубен ДРАМПЯН, искусствовед, 1947

В памяти еще совсем свежо то сильное и вместе с тем радостное впечатление, которое оставил просмотр работ Исабекяна…Большой темперамент, размах, подлинное живописное чувство, были настолько очевидны, столь явно свидетельствовали о незаурядности дарования молодого художника… Э.Исабекян войдя в ряды наших художников, сразу занял одно из видных мест в рядах нашего искусства… Говоря о Э.Исабекяне прежде всего хочется отметить то, что является наиболее характеризующим в художнике – это романтическая направленность его искусства. Художника влечет не к чему-то обычному, обыденному, а к праздничному, героическому.

 

Мартирос САРЬЯН, художник, 1960

Э.Исабекян отличается особым характером своего монументального, оригинального творчества.

Его творчество всегда вызывает к себе большой интерес своей насыщенностью, как в отношении содержания, так и формой выражения, что вполне гармонирует друг с другом.

 

Серо ХАНЗАДЯН, писатель, 1965

Своеобразие, присущее творчеству народного художника Эдуарда Исабекяна, наделенного большим талантом, заключается в многоцветье прекрасного сказа о тысячелетней истории нашего древнего народа.

 

Ваагн ДАВТЯН, поэт, 1965

Пройдитесь по залам выставки Исабекяна: и беглого взгляда достаточно, чтобы почувствовать, на какой земле он рожден, сыном, какого народа, преодолевшего пути истории, он является. На этих полотнах изображены медноцветные и эпические скалы, но и синее, как в грезах, небо; выженные солнцем, твердые и каменистые горные долины, но и чистые, хрустальные воды и изумрудная зелень; разбойничающие в горах с огнем и мечом банды, но и противостоящие им мощью, непобедимые богатыри, гладкотесанные колонны и капители разрушенных храмов, но и новые великолепные памятники, мудрые старцы с покрытыми морщинами лбами и кудрявые мальчуганы… Родное Отечество – на этих полотнах, его история  с трагическими и героическими страницами, со своим прошлым и настоящим.

 

Мариам АЙВАЗЯН, искусствовед, 1965

Перед глазами многих наших современников родилось и развилось искусство Исабекяна, художника своеобразного творческого склада, с безудержным темпераментом, сильным эмоциональным восприятием жизни и страстным патриотизмом.

 

 

 

 

Раффи ОГАНЕСЯН, искусствовед, 1965

Как историческая, так и историко-революционная тема в произведениях Эдуарда Исабекяна, приобретают новое осмысление и новое качество, что является неоспоримым вкладом художника в сокровищницу армянского изобразительного искусства.

Это и есть проявление самостоятельных устремлений истинного реалиста, беспредельная отдача художника-гражданина своему народу, его сокровенным мечтам.

 

 

Габриел ГЮРДЖЯН, народный художник Армении, 1965

Работая в излюбленном историческом жанре, Исабекян не ограничивается ее древним периодом. В отборе тем, подойдя к новейшей истории Армении, он логически переходит к темам историко-революционной живописи советского периода Армении. В этом жанре им создано немало ценных произведений.

Два варианта “Восстание ахпатских крестьян в 1903 году” высокохудожественны и не повторяют друг друга. Первая написана в 1955-56 гг. Колорит произведения сам по себе очень приятный, светлый, мягкий, живопись превосходна, но цветовая музыка по мелодии нейтральна к разыгравшемуся грозному событию. Второй вариант, исполненный в 1957 году, написан с бурным темпераментом, порывисто, динамично. Контрастный, драматичный, напряженный и как бы гневный колорит как нельзя более соответствует суровому политическому содержанию произведения.

В образах этих картин Исабекяна отражается горечь народа, его непреклонная воля защитить свою древнюю культуру, язык и элементарные гражданские права от дискриминации и произвола царизма.

 

Морис ПОЦХИШВИЛИ, писатель 1966

Мятежный и беспокойный размах, поэтический глаз и рыцарская душа – эти данные сделали Исабекяна бесконечно самобытным художником, обогатили его палитру многокрасочностью радуги и глубиной моря. Цвет у него воздушный, прозрачный, линия трепетная и смелая, мысль его сложная и одновременно ясная, искристая. В первую очередь бросается в глаза национальный характер.

Перед вами подлинно национальный, армянский художник, не только своей тематикой, но и стилем, палитрой и какой-то неуловимой, органической самобытностью… Вот почему он так обаятелен, интересен и близок также для нас грузин.

Действительно народный художник…Он живет жизнью народа, его полотна как зеркало отражают прошлое и будущее армянского народа, его слёзы и улубку, боль и радость…

 

Екатерина ПРИВАЛОВА, искусствовед, 1966

Выставка иллюстрирует богатую фантазию художника и многообразие его творческих интересов. Однако, ясно ощущается тяга художника к истории своего народа, к отражению его жизни, чаяний, и, главным образом, борьбы за свободу и независимость. Характерен сам по себе подбор тематики; художника привлекает описание эпических, героических страниц из истории армянского народа. Сложные, многофигурные композиции, насыщенные большой динамикой, как видно, наиболее отвечают темпераменту художника, его склонности к романтичности.

 

Ваан АРУТЮНЯН, кандидат искусствоведения, 1967

Как художник Исабекян увлекался раньше почти исключительно историческими и историко-революционными темами, которые он воплощал в насыщенных патетикой, свойственной романтическому искусству, чрезвычайно динамических композициях, отличающихся  глубоким знанием человека, времени, среды.

Но с годами Исабекяна все более занимает тема нашего времени и нашей действительности, что в конце концов становится главенствующей в творчестве    художника.

На смену именам, ставшим историей, явился рядовой современник. Но поскольку жанровая приземлённость видения в корне чужда мировосприятию Исабекяна, романтический пафос, высокая вдохновенность творимых им художественных образов остались незыблемыми.

Рассудочность является организующей силой искусства Исабекяна. Благодаря ей художнику удаётся выявить жизненное и значительное в обыденном, сделать предметом глубоких философских рассуждений жизнь и чаяния простых людей, увиденные сквозь призму, присущую художнику,  романтического мироощущения.

В искусстве Исабекяна прошлое и нынешнее соседствуют не в качестве несовместимых противоположностей. Здесь прошлое как бы вверяет эстафету нынешнему. Но это прошлое, к которому обращается Исабекян, вовсе не то прошлое, какое мы сознательно и правомерно разрушили, а то, что дано нам навеки: наш характер, наша внешность, наши обычаи и традиции, наше содержательное национальное наследие. Все эти качества, увидены Исабекяном не в виде закостенелых норм, а в своем непрерывном развитии.

 

Владимир ВАРДАНЯН, искусствовед, 1976

Один из самых драматических и роковых эпизодов в истории армянского народа – героическая эпопея Варданидов – давно вдохновлял народного художника Армении Эдуарда Исабекяна. Еще в студенческие годы бессмертная история Егише, а затем, в грозные дни Великой Отечественной войны классический роман Д.Демирчяна «Вардананк» придали новую силу и энергию патриотическим устремлениям художника – показать мужественный образ армянского народа, который, несмотря на свою малочисленность, на одном из перекрестков своей истории не поддался смерти и возжелал подняться на войну против своих грозных врагов.

Замысел художника сначала осуществился в эскизах «Ответ Азкерту» и «Аварайрская битва», а результатом первого знакомства с романом оказались пять листов карандашных рисунков, в которых к двум массовым сценам прибавилось несколько образов главных героев (Вардан, Васак, Гевонд). Для оформления второго издания романа Исабекян сделал двенадцать листов, где опять же преобладающее место заняли «Ответ» и «Битва» как завязка и разрешение великих невзгод.

Углубившись в историческую тему, художник с проницательностью чуткого реалиста сумел, наряду с расширением темы, подчеркнуть историко-философский смысл событий, отраженных в большом живописном полотне «Ответ Азкерту». Картина по праву была оценена не только как достижение художника, но и как одна из лучших работ армянской исторической живописи. Мастерской кистью, слепив исторически индивидуализировано-психологические образы, поставив их в логически обоснованные композиционные взаимоотношения, художник передал в картине тревожную напряженность, мужество, грозный богатырский дух, тот пламенный патриотизм, без которого непостижима не только Аварайрская эпопея, но и вся последующая история Армении.

 

 

Инна Давтян, искусствовед, 1979

На этой выставке мы как бы вновь познакомились с искусством прекрасного живописца Эдуарда Исабекяна. Автор иной раз чрезмерных по масштабам композиций, он на этот раз выступил как мастер камерного пейзажа. И какое удивительное превращение! Тонкий лирик, Исабекян в этих небольших по размеру полотнах достигает подлинной поэзии. Он создает пленительный образ природы Армении, где дышат камни.

 

 

Погос Айтаян, искусствовед, 1979

В центре внимания Исабекяна, художника, движимого духом современности, национальный характер и важнейшие задачи содержания и формы искусства. Ему близки непреходящие темы, мысли и чувства, рождаемые сложными отношениями человека и мира, проникнутые духом нашего времени и преисполненные гражданственности.

Leave a Reply

Ձեր էլ-փոստի հասցեն չի հրապարակվելու։ Պարտադիր դաշտերը նշված են *-ով